Кошки - благородные животные

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ
Страница 17

Алу представила обычного энхиаргского тёмного эльфа, облачённого во всякие устрашающего вида железяки и щедро заляпанного кровью. Получилось нелепо и смешно. Особенно — если бы он изобразил на лице злость и ярость. Представила на его месте тёмного алая — вышло более правдоподобно. Но воображение Аниаллу против её воли перенесло созданный ею образ в белоснежные тоннели из её сна. Алайка увидела, как невидимые взгляду волны чёрного Зла поднимаются из глубин и пропитывают, пронизывают, преображают попавшее туда существо… И вот ей уже не смешно, а страшно. Да, не сами существа были злом, а то, что стояло за ними, что внушало им жажду крови и даровало силу, делало их такими… такими, какой едва не стала сегодня Алу… А оно само… оно само — бесплотно, и в этой своей бесплотности — всесильно, ибо что может быть ему преградой? И оттого оно неуязвимо… и пробраться может в любое сердце, даже защищенное магией Аласаис сердце сианай.

Алу укуталась с головой и выглядывала в маленькую щелку между одеялами, подозрительно осматривая комнату. Она так и уснула, с открытыми глазами и зажженным светом… * * *

Аниаллу очень бы удивилась, если бы узнала, что Верховная жрица Бриаэллара Гвелиарин увидела этой ночью тот же самый сон. И чувства, завладевшие темнокожей алайкой, были теми же самыми, что и у неё. Гвелиарин поднялась со своей постели и крадущимся шагом пошла к полке, на которой лежал её кинжал, священный Коготь, по пути проверяя защитные заклятия, наложенные на её спальные покои. Только вот Гвелиарин никогда не была в Диеннане и не знала, что видит сейчас чужие воспоминания, чужой сон. Она просто почувствовала, что увиденное ею не было просто сном…

До рассвета самая могущественная женщина Бриаэллара стояла у высокого окна своей спальни и смотрела на спокойный город. Долго ли продлится это спокойствие? Она много страдала и видела страдания других. Это научило её, прирождённую правительницу, любить и ценить близких ей по духу существ. Они приняли и полюбили её, хотя многим из них было ведомо то, что Гвелиарин родилась не алайкой. Да и трудно было не полюбить эту удивительную женщину — общаясь с ней, каждый начинал чувствовать себя её сыном или дочерью. Её ласковая, материнская власть распространялась на всех, кто оказывался рядом с Верховной жрицей… Вот и сегодня она, словно мать над колыбелью заболевшего ребёнка, стояла над вверенным ей Аласаис городом и в отчаянии сжимала тонкие пальцы… * * *

Аниаллу проснулась неожиданно бодрой, гнёт сожалений и сомнений как будто спал с её души. Сон словно отрезвил алайку — воспоминания о происшедшем с ней в столовой преображении не тяготили более Аниаллу, она твёрдо уверилась в том, что оказалась в чьей-то власти и действовала не по своей воле. Значит, слова, написанные на полу камеры умирающим алаем, были правдой. Руалские кошки долгие годы с воздухом вдыхали неведомое зло, пили его вместе с водой и ходили по земле, им пропитанной. Но где был источник этого кромешного ужаса? Там, под энергетическим заводом в Диеннане? Аниаллу снова передёрнуло от леденящих воспоминаний. Нет. Материализовавшееся Зло, что обитало там, спало, затаившись до времени, оно никак не влияло на окружающий мир, и опасным было только для тех безумцев, кто решался по глупости и неведению вторгнуться в его мрачное обиталище. Здесь же, в руалских подземельях, Зло было иным.

И всё же они были одним организмом, единой силой, управляемой общим разумом.

Пробудившись, Аниаллу сразу ощутила, насколько всё изменилось вокруг после вчерашнего происшествия. Теперь они — алайка и древний подземный замок — были врагами. Ни один, ни другая не могли нанести друг другу какого-либо существенного вреда, и только поэтому между ними возникло временное перемирие. То, что напало на неё вчера в столовой, то, что без сомнения властвовало над этим городом в давние времена, когда его ещё не покинули обитатели, потерпело поражение и теперь готовилось перейти к более решительным действиям. Оно перестало прятаться. В этбм просто не было смысла — Аниаллу знала о том, что оно есть, а Анар, без сомнения, поверит её рассказу.

Высвободившись из смятых простыней и покрывал, Аниаллу встала с платформы и сладко потянулась. Никогда ещё она не чувствовала, чтобы силы переполняли её тело так, как сегодня. Это было так необычно! Аниаллу запустила пальцы в волосы и, проведя ими по голове, испытала приятное электризующее покалывание. Вот только пряди казались какими-то странно запутанными. Недоумевая, как такое могло произойти с алайскими волосами, которым не положено спутываться вовсе, Алу подошла к зеркалу и, взглянув на своё отражение, вспомнила, что вчера еле-еле добралась до кровати, так и не сподобившись ни раздеться, ни распустить волосы.

Страницы: 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Смотрите также

Ампутация ушной раковины
Цель: Провести ампутацию ушной раковины у собаки. Применяется для украшения породистых собак и при язвах, новообразованиях, некрозах. Ампутацию ушной раковины применяют в основном служеб ...

Экономическая эффективность ветеринарных мероприятий
При выполнении раздела работы использовали показатели заболеваемости, летальности животных, показатели экономического ущерба, причиненного болезнью и затрат на проведение ветеринарных мероприятий. ...

Ветеринарная фармакология
1. Общий принцип химиотерапии. Особенности действия и применения антибиотиков группы пенициллина и стреп­томицина. Осложнения, возникающие при неправильном применении антибиотиков указанных ...