Кошки - благородные животные

БОГИ И БОГОХУЛЬНИКИ
Страница 17

Аниаллу несколько раз глубоко вздохнула, всё ещё не размыкая век. Надо взять себя в руки и радоваться, что она вовремя заметила — её снова затягивает это. И еще — теперь рядом с ней старый друг, которому, даже спустя века, она может доверять.

— Я хочу попросить тебя об одной вещи, — сказала Аниаллу. — Это очень важно для меня. Если ты вдруг заметишь во мне этакую чрезмерную жертвенность, благородство или ещё что-нибудь в этом духе, сразу же останови меня. Слышишь — сразу! Ущипни, дёрни за хвост, но останови. Иначе я не только не смогу помочь тебе выбраться отсюда, — убедительно соврала она, — но и сама окажусь в большой беде.

— А разве может быть алай «чрезмерно жертвенным и благородным»? — спросил Анар очень тихо и с какой-то затаённой надеждой заглянул ей в глаза. И по тому, как он это спросил и что он спросил именно об этом (а не о том, например, почему она не сможет помочь ему убежать), Аниаллу почувствовала, что затронула очень важную для него струнку, может быть, самую важную. И ей уже не надо было расспрашивать его о том, как ему тут живётся. В одну эту короткую фразу Анар сумел вложить все триста лет сомнений: чужой ли он среди своих и сможет ли быть своим среди алаев там, за пределами руалских стен?

— Я могу. И я — не единственная. Далеко не во всех алайских городах царят такие нравы, как у вас в Руале, не все кошки одинаковы. А я вообще особенная, искусственно выведенная. Служу двум богиням — Аласаис и Тиалианне. Змеекошка в общем, ха-ха-ха, — грустно усмехнулась Алу, — вот ты, чего больше всего не любишь? — вдруг спросила она.

— Брить уши ко Дню Очищения, — быстро ответил алай, состроив брезгливую гримасу.

— А что тебе будет, если ты этого не сделаешь?

— Ну… жрецы, общественное мнение… мама приедет, снова память сотрёт… — невесело пошутил он.

— Так вот. Представь себе, что тебя заставляет делать это нечто внутри тебя самого! Весь ужас в том, что когда я по заветам Тиалианны помогаю кому-то — мне нравится этот кто-то и нравится ему помогать, но потом эйфория проходит, я — снова я, и в сердце — пустота, оттого, что я не понимаю, зачем мне всё это было нужно, для кого я это делала? Вроде — доброе дело, а моя душа не принимает его, потому что я действовала вслепую, по чужой воле — вот как ты исполняешь обряды по воле жрецов. Нас, кошек, недаром называют духами свободы. Я не могу быть рабыней, пленницей. Даже у самой себя! И я устала от разочарований.

— Но тогда зачем ты здесь?

— Я изучаю Барьер. И ещё, — немного виновато сказала она, — я хотела здесь спрятаться ото всех. На время. Думала, что никого тут не встречу.

— Зачем, зачем? — Анар не совсем понимал её. То, что тал сианай может что-то изучать, а значит, не знать — было немыслимо. Если верить жреческим текстам, разумеется. — Неужели это ещё кого-то волнует?

— Это много кого волнует, — пожала плечами Алу, — это старая, даже древняя история, но и по сей день есть те, кого она интересует. И они готовы приложить немалые усилия и вложить приличные деньги в разгадку тайны давно минувших лет.

— Но кто эти «они» и что ими движет? Любопытство? — продолжал допытываться Анар.

— Например, потомки тех, кому пришлось оставить свои дома по вине его святейшества Агира Девятого, — ответила Аниаллу. Она уже предвидела, каким должен был быть следующий вопрос её собеседника, и алай не разочаровал её.

— Да, но если Агир Освободитель и совершил… преступление перед существами окрестных земель, то он сделал это с попустительства богини, а в таком случае, если ты передашь твоим… нанимателям подобную информацию, то предашь богиню, и кары Аласаис тебе не избежать.

— А ты догадлив! Разумеется, никакой правды, — заговорщицки улыбнулась Аниаллу, — если она, конечно, не окажется выгодной нам, они от меня не услышат. Но это расследование так же заказано и домом ан Темиар — домом Верховного жреца Кеана, — пояснила алайка, — он лучше, чем кто-либо другой, сможет распорядиться этими знаниями — его мудрость неоспорима, а я не только сбегу от всего мира, получив при этом солидный куш, но и принесу пользу своему народу.

— Но почему бы ему не расспросить саму богиню, он что — боится её гнева? — расспрашивал Анар.

— Ничего он не боится, — фыркнула Аниаллу, — богохульствует постоянно, ты по сравнению с ним смиренный праведник. Правда, делает это не приалайно, а в личной беседе, так сказать. Аласаис не самая лучшая правительница — дела государственные не для богини, особенно, не для такой… несерьёзной, как она. Я имею в виду налоги всякие и прочую бездушную бумажную канитель. А вот Кеан пребывает в полной уверенности, что если бы наша богиня не брезговала заниматься ещё и государственными делами, то «Бриаэллар вышел бы на качественно новый виток развития», — передразнила она манеру Верховного жреца.

Страницы: 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Смотрите также

Рыбаки выловили из реки черно-белого котенка
Семья из Джексонвилля, штат Флорида, рыбачила в субботнее утро на реке Санкт-Джонса недалеко от моста. Сквозь звуки радио они услышали жалобное мяуканье. Семья Сиглеров, дед, отец и сын, сразу же нача ...

Лечение диспепсии телят
Лечение диспепсии является важным звеном в системе мероприятий по сохранению новорожденных телят. Для лечения больных телят предложено множество схем и методов, различных средств, арсенал котор ...

Великобритания: В ветеринарной клинике провели день кошки
Невероятно приятное впечатление произвел на нашего корреспондента кота Мурзика день кошки, который проводился в ветеринарной клинике в пригороде Лондона 10 июля. Работники ветклиники в этот день одел ...