Кошки - благородные животные

Машина счастливого завтра
Книги о кошках / Кошки ходят поперек / Машина счастливого завтра
Страница 3

А может, мне просто хотелось побывать на вышке, я еще никогда не бывал на подобных конструкциях, хотя всегда и хотел.

Лезть было тяжело. И из-за пяток, и из-за того, что ступени были покрыты жирной скользкой ржавчиной. Хорошо хоть, лестница была огорожена специальным коробом – если сорвешься, вниз не улетишь – прогрохаешь по ступеням, разобьешь рожу. Но я лез, иногда поглядывая вниз. Гобзиков тоже лез.

На полпути я остановился и отдохнул, оглядел пространство. Мы были уже над лесом. Он расплывался по сторонам, никаких строений, только к северу черная тонкая труба – психбольничная кочегарка. Никого не видно. И не слышно. Небо большое, облаков нет, ветерок приятный.

Подтянулся Гобзиков.

– Зачем лезем? – спросил он.

– Так надо, – ответил я.

– Свалимся ведь .

– Не каркай, Гобзиков, – посоветовал я и пополз дальше.

Верхняя площадка сохранилась хорошо, мало проржавела. На ней находились какие-то распотрошенные приборы, провода, другая электрическая мура. Вверх уходила поломанная антенна, сквозь решетку пола была видна однообразная земля. И мать-и-мачеха. Вылезла уже, гляди-ка. Первоцвет.

– И что дальше? – спросил Гобзиков.

– Ничего. Будем ждать. И отдыхать.

– Поймают ведь .

– Поймают – не поймают, потом увидим.

Мне не хотелось разговаривать, я устал и спать хотел к тому же – а когда я хочу спать, я плохо соображаю.

Я лег на решетку площадки. Небо было совсем рядом. Тонкое, синее, такое синее бывает только весной. Какая романтика.

– Я им ничего не сказал, – сообщил Гобзиков. – Ни про поход, ни про Лару.

– Я знаю. Я все слышал. Молодец, так и надо. Теперь надо подумать, что скажем .

– Собаки, – перебил Гобзиков.

– Точно. Пошли за жуками, на нас напали дикие собаки, мы убегали и заблудились. Тупо, но, может быть, поверят .

– Собаки там. – Гобзиков указал пальцем за бортик площадки.

– Что?

– Собаки бегут. И люди. Они нас нашли.

– Блин .

Так и должно было случиться. Только не так быстро.

Я вдруг подумал, что мы неправильно убегали. Во дворе стоял не только вертолет, во дворе стояли машины. Надо было просто угнать одну, и все. А где-нибудь возле города мы бы ее бросили. К чему было в этот лес ломиться? Дурак. Дурак я, не умею быстро думать.

Лениво, со скрипом суставов я поднялся на ноги.

– Ты чего это? – спросил Гобзиков.

– Просто так. Полезут наверх, а я в них .

Я оглядел площадку, подобрал тяжеленный, килограммов в десять, изолятор.

– А я в них этой штукой кину. Сразу передумают. Так можно пару дней продержаться.

– А потом?

– А потом суп с черепахами.

Я не собирался ничего кидать на головы своим преследователям, я ведь не идиот, в конце концов, но надо же было что-то сделать. Я взял изолятор и направился к краю площадки.

Это было как в кино. Человек бежит-бежит по какому-нибудь мосту – и вдруг совершенно неожиданно перед ним поднимается вертолет. И пуляет ракетами «воздух – земля»!

Я пересек площадку, поднял над головой изолятор.

Вертолет. Я его даже не слышал, видимо, турбины работали на глухом марше. Но едва он поднялся над площадкой, как турбины заревели по-боевому, и я был оглушен.

Гобзиков подскочил ко мне.

Вертолет висел прямо перед нами. Насупившись, наклонившись вперед хищным носом. Как острорылая железная акула. Только в тысячу, в сто тысяч раз смертоносней. Он немного повилял острым рылом, затем в бортах открылись люки, и из них выставились «гатлинги». Сколько-то там тысяч выстрелов в минуту.

Гобзиков ахнул, отвернулся, присел, затем растянулся на площадке, сжался.

Стволы пулеметов завертелись, слились в четыре блестящих размытых кружка.

И еще я видел. Я видел пилота, до него было метров десять, чуть больше. Поляризация рассосалась. Сквозь матовый фонарь кабины я прекрасно видел пилота. За штурвалом ощетинившегося оружием «Беркута» сидел Валерка. Несчастный толстый псих, который помог нам убежать. Который хранил под рубашкой лазерный скальпель и механического паука. Валерка был без шлема, уши торчали в стороны. И шрам. Жирный красный рубец с обрывками ниток, хорошо знакомый мне шрам. Псих, который свободно управляет штурмовым геликоптером, который зачем-то прикидывался . Зачем он прикидывался-то?

Вдруг я понял. Они пытались разговорить Гобзикова, а толстый Валерка пытался разговорить меня. Узнать, что мы делали в этом поле. Узнать про Лару. Узнать, не известно ли нам про . И тогда через усталость, через страх я почувствовал, как где-то в животе образуется ноющая беспокойная пустота, которая гораздо хуже любого страха. Я понял, что сейчас, в эту самую секунду приоткрылась передо мной Тайна. Пугающая, мрачная и манящая. Настоящая. Не Тайна даже, лишь краешек ее, самый малый. Краешек огромной жизни, о которой ни я, ни все вокруг меня не знали ничего. Жизни, в которой стоило жить. Стоило.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

В США у домашней кошки обнаружили чуму
Наш специальный корреспондент кот Мурзик для portalcats.com узнал подробности о столь страшной находке Департамента здравоохранения округа Керн, Калифорния, США. Как сообщает кот Мурзик нашему портал ...

Экономическая эффективность ветеринарных мероприятий
При выполнении раздела работы использовали показатели заболеваемости, летальности животных, показатели экономического ущерба, причиненного болезнью и затрат на проведение ветеринарных мероприятий. ...

В Великобритании родился черепаховый кот
Ветеринар Карен Хорн из ветклиники в Харпендене, Хартфордшир, к своему удивлению обнаружила среди 4 котят с черепаховым окрасом одного кота. Ведь черепаховый окрас бывает практически только у кошек (с ...