Кошки - благородные животные

Девять жизней черной кошки
Книги о кошках / Девять жизней черной кошки
Страница 142

– Вам знакомы эти люди?

– Нет, я с ними незнаком, – отдал снимки Андрей.

– А это те, кто преследовал Черкесова и вашу команду.

– Может, и они, – тщательно обдумывая слова, Андрей пожал плечами. – Когда мы меняли пятерку своих пленников на Лизу, они были в масках. Так что лиц я не видел. А что такое?

– Да нет, ничего, – бросил конверт с фотографиями на стол следователь. – Мы нашли этих людей на даче Черкесова. Ведь Лизу вы освобождали там?

– Ну, да. Только их там не было.

– М-да… – Потер подбородок следователь. – А знаете, дача Василия Романовича представляет собой руины, как после войны.

– Как это? – Андрей старательно изобразил удивление.

– Там остались только стены. Бандиты убиты…

– А! – оживился Андрей. – Мы же их гранаты оставили на месте! Зачем они нам? А эти, наверное, вернулись, ну и как-то… подорвались.

– Я так и подумал, – сказал Виктор Васильевич, а в зрачках у него запрыгали чертики. – Они вернулись пьяные. Лизы в доме не оказалось. Думаю, они передрались из-за этого. В порыве злобы и под действием алкоголя стали стрелять друг в друга из автоматов – в их телах обнаружены пули. Видимо, попали и в гранаты…

– Убедительно, – подхватил Андрей, успокоившись.

– А вы знаете, что это за банда?

– Нет, конечно.

– Банда Козыря. Орудовала не только у нас, по всему югу России. Грабили, убивали, но в основном выполняли заказы на убийства. Их долго не могли поймать, потому что они постоянно меняли место.

– Выходит, банда самоликвидировалась? – Андрею нужна была полная ясность.

– Выходит, – кивнул следователь, не спуская с Андрея хитрых глаз. – Но я не по этому поводу позвал вас. Науменко накатал явку с повинной, раскаялся…

– Не верю я в раскаяния, – проворчал Андрей. – Горбатого могила исправит. И потом, какая может быть «явка с повинной»? Сам он никогда не явился бы…

– Да все не так просто… Вот, – следователь взял со стола внушительную стопку листов и протянул Андрею. – Науменко вчера попросил бумагу и ручку. Писал целый день. Вы читайте, читайте. Там много интересного. А еще я вам последнюю новость скажу, она потрясающая. Но поговорим об этом потом.

Андрей уставился на лист, исписанный аккуратным, почти каллиграфическим почерком. Виктор Васильевич его, конечно, заинтриговал, а разбирать чью-то писанину не было охоты. И все же, раз следователь так настоятельно просил, Андрей начал читать…

* * *

«Я, Науменко Кир Евгеньевич, находясь в здравом уме и твердой памяти, без применения ко мне психического и физического насилия, хочу пояснить следующее. С Василием Романовичем Черкесовым я познакомился давно, еще в советское время. Да, много лет прошло, и сейчас, оказавшись за решеткой, я понял, что меня водил бес. Не тот бес, которого никто не видел, но о котором много говорят, а настоящий, имеющий плоть, живущий среди людей.

Случилось так, что меня уволили с занимаемой должности, мне отомстили за независимость и точку зрения, не совпавшую с точкой зрения начальства. Я остался без работы. Мне негде было применить знания и опыт, не было средств к существованию. Это состояние, когда ты бессилен что-либо сделать, когда все от тебя отвернулись, когда собственные дети смотрят на тебя просящими глазами, а ты не можешь купить им паршивую шоколадку, ни с чем не сравнимо. Я был в вакууме. Один Черкесов взял меня на работу с испытательным сроком, сказав, что я должен доказать свою необходимость заводу. А в сущности, я должен был доказать преданность ему. К тому времени Василий Романович занял пост директора завода, продукция которого не пользовалась спросом, рабочим не платили зарплату. Заводу грозило банкротство.

Я думал две недели. За это время изучил оснащение и возможности завода, изучил спрос и придумал, как из нерентабельного предприятия сделать солидную фирму. Я не спал ночами, мне нужна была работа, хорошая работа, чтобы моя семья не прозябала. И придумал. И отнес предложения Черкесову. А предложил я переориентировать завод и выпускать то, что принесет прибыль. Черкесов всегда четко улавливал выгоду, ему не откажешь в сообразительности. Он послушал меня, и так я задержался на заводе еще на месяц, потом еще. Работал я как вол, в то время как Василий Романович только контролировал меня и всех остальных, требовал срочных результатов. Кое-как нам удалось стать на ноги, но не крепко. А от Черкесова ни одного слова благодарности не слышал, только: «Давай, давай». У него поразительная способность принимать ото всех подарки в виде идей и работы, набивать свой карман, а в ответ не давать ничего, даже спасибо.

Страницы: 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147

Смотрите также

Профилактика и лечение основных заболеваний
Владельцы домашних кошек должны иметь представление о самых необходимых мерах профилактики и борьбы с различными заболеваниями. Правильное питание и тщательный уход за домашним питомцем также помо ...

Антибиотики
Антибиотики—специфические продукты жизнедеятельности микро­организмов, животных и растений, обладающие противомикробным действием. Кроме того, известно, что некоторые из них действуют губи­тельно н ...

Породы длинношерстных и полудлинношерстных кошек
На сегодняшний день насчитывается более 300 пород и разновидностей кошек. Некоторые из них были выведены в результате целенаправленной селекционной работы, начало другим было положено в результате ...