Кошки - благородные животные

Девять жизней черной кошки
Книги о кошках / Девять жизней черной кошки
Страница 142

– Вам знакомы эти люди?

– Нет, я с ними незнаком, – отдал снимки Андрей.

– А это те, кто преследовал Черкесова и вашу команду.

– Может, и они, – тщательно обдумывая слова, Андрей пожал плечами. – Когда мы меняли пятерку своих пленников на Лизу, они были в масках. Так что лиц я не видел. А что такое?

– Да нет, ничего, – бросил конверт с фотографиями на стол следователь. – Мы нашли этих людей на даче Черкесова. Ведь Лизу вы освобождали там?

– Ну, да. Только их там не было.

– М-да… – Потер подбородок следователь. – А знаете, дача Василия Романовича представляет собой руины, как после войны.

– Как это? – Андрей старательно изобразил удивление.

– Там остались только стены. Бандиты убиты…

– А! – оживился Андрей. – Мы же их гранаты оставили на месте! Зачем они нам? А эти, наверное, вернулись, ну и как-то… подорвались.

– Я так и подумал, – сказал Виктор Васильевич, а в зрачках у него запрыгали чертики. – Они вернулись пьяные. Лизы в доме не оказалось. Думаю, они передрались из-за этого. В порыве злобы и под действием алкоголя стали стрелять друг в друга из автоматов – в их телах обнаружены пули. Видимо, попали и в гранаты…

– Убедительно, – подхватил Андрей, успокоившись.

– А вы знаете, что это за банда?

– Нет, конечно.

– Банда Козыря. Орудовала не только у нас, по всему югу России. Грабили, убивали, но в основном выполняли заказы на убийства. Их долго не могли поймать, потому что они постоянно меняли место.

– Выходит, банда самоликвидировалась? – Андрею нужна была полная ясность.

– Выходит, – кивнул следователь, не спуская с Андрея хитрых глаз. – Но я не по этому поводу позвал вас. Науменко накатал явку с повинной, раскаялся…

– Не верю я в раскаяния, – проворчал Андрей. – Горбатого могила исправит. И потом, какая может быть «явка с повинной»? Сам он никогда не явился бы…

– Да все не так просто… Вот, – следователь взял со стола внушительную стопку листов и протянул Андрею. – Науменко вчера попросил бумагу и ручку. Писал целый день. Вы читайте, читайте. Там много интересного. А еще я вам последнюю новость скажу, она потрясающая. Но поговорим об этом потом.

Андрей уставился на лист, исписанный аккуратным, почти каллиграфическим почерком. Виктор Васильевич его, конечно, заинтриговал, а разбирать чью-то писанину не было охоты. И все же, раз следователь так настоятельно просил, Андрей начал читать…

* * *

«Я, Науменко Кир Евгеньевич, находясь в здравом уме и твердой памяти, без применения ко мне психического и физического насилия, хочу пояснить следующее. С Василием Романовичем Черкесовым я познакомился давно, еще в советское время. Да, много лет прошло, и сейчас, оказавшись за решеткой, я понял, что меня водил бес. Не тот бес, которого никто не видел, но о котором много говорят, а настоящий, имеющий плоть, живущий среди людей.

Случилось так, что меня уволили с занимаемой должности, мне отомстили за независимость и точку зрения, не совпавшую с точкой зрения начальства. Я остался без работы. Мне негде было применить знания и опыт, не было средств к существованию. Это состояние, когда ты бессилен что-либо сделать, когда все от тебя отвернулись, когда собственные дети смотрят на тебя просящими глазами, а ты не можешь купить им паршивую шоколадку, ни с чем не сравнимо. Я был в вакууме. Один Черкесов взял меня на работу с испытательным сроком, сказав, что я должен доказать свою необходимость заводу. А в сущности, я должен был доказать преданность ему. К тому времени Василий Романович занял пост директора завода, продукция которого не пользовалась спросом, рабочим не платили зарплату. Заводу грозило банкротство.

Я думал две недели. За это время изучил оснащение и возможности завода, изучил спрос и придумал, как из нерентабельного предприятия сделать солидную фирму. Я не спал ночами, мне нужна была работа, хорошая работа, чтобы моя семья не прозябала. И придумал. И отнес предложения Черкесову. А предложил я переориентировать завод и выпускать то, что принесет прибыль. Черкесов всегда четко улавливал выгоду, ему не откажешь в сообразительности. Он послушал меня, и так я задержался на заводе еще на месяц, потом еще. Работал я как вол, в то время как Василий Романович только контролировал меня и всех остальных, требовал срочных результатов. Кое-как нам удалось стать на ноги, но не крепко. А от Черкесова ни одного слова благодарности не слышал, только: «Давай, давай». У него поразительная способность принимать ото всех подарки в виде идей и работы, набивать свой карман, а в ответ не давать ничего, даже спасибо.

Страницы: 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147

Смотрите также

Профилактика диспепсии телят
Одним из важнейших мероприятий в предупреждении заболевания телят диспепсией является улучшение условий кормления и содержания стельных коров, выделение сухостойных коров в отдельные группы (С.Г. К ...

Гликопин
При современном уровне физического, химического и биологического загрязнения окружающей среды, домашние и с/х животные в не меньшей, если не в большей степени, чем люди, страдают от вт ...

История одомашнивания кошек
По данным палеонтологов, изучающих окаменелые останки животных, самые древние предки современных представителей семейства кошачьих населяли Землю несколько десятков миллионов лет назад. Именно в ...