Кошки - благородные животные

Самоубийца
Страница 3

Лара отошла в сторону, уселась на верстак. Я продолжал:

– Вот ты, Егор, поднял нас среди ночи из-за какой-то ерунды .

Гобзиков пристыженно отвернулся.

– Поднял из-за какой-то ерунды своих друзей .

– Ты меня избил, – с обидой сказал Гобзиков. – Какие мы друзья .

– Но ты же первый начал! Я-то при чем? Ну, я выбросил твою одежду, да, признаю. Так ты бы взял и выкинул мою, вот и все! А ты на меня с кулаками!

– Но избил-то меня ты! – настаивал Гобзиков.

– Ну и что! Все дерутся. А друзья дерутся чаще всего, так дружба только укрепляется. В бою.

Гобзиков помолчал, сказал:

– А ты вот с Носовым сколько раз дрался?

– Двенадцать, – не моргнув соврал я. – Он такой нарывистый, тошнит просто. Ему все кажется, что у него на пиджаке складки, всех этим достает, а меня особенно. И ничего, в петлю из-за этого не лезу. И подумай о матери вообще-то. Она у тебя .

– Она меня не замечает! – всхлипнул Гобзиков. – Она только его замечала! Ей до меня дела нет!

Это я, наверное, зря. Вспомнил мать. А вообще меня все это стало уже утомлять. Лара же вообще уже ковырялась перочинным ножом в ногтях, спокойная такая была.

Так мы и сидели еще минут пять. Я погряз в утомлении, а Лара в ногтях. А Гобзиков на табуретке стоял. И я постепенно начинал думать, что Гобзиков нас тут немножко дурит. Что совсем не собирается он вешаться. Насколько я знал, те, кто собираются реально повеситься, – они просто вешаются, не требуя к себе внимания широкой общественности.

– Я повешусь, – напомнил Гобзиков.

– Не повесишься. – Лара ковырялась в ногтях.

– Повешусь! – сказал Гобзиков.

Лара повернулась ко мне.

– Зачем мы здесь?

– Как зачем?

– Он не повесится. – Лара спрыгнула со стола.

– Конечно, не повесится, ты ему поможешь и он .

– До дому меня подвезешь? – перебила Лара.

– Я . А как же .

Я кивнул в сторону Гобзикова.

– С ним все будет в порядке. – Лара зевнула. – Я пойду, дождусь тебя у мопеда.

Она удалилась.

Вот так. Удивительное жестокосердие. Нет, я все-таки и сам предполагал, что Гобзиков блефует, блефует где-то процентов на восемьдесят.

– Сам понимаешь . – Я развел руками.

И тоже вышел.

Нет, некоторые, конечно, вешаются от вредности, но это в основном девчонки, а Гобзиков все-таки был парнем довольно серьезным. Но чужая душа – потемки.

Мы стояли на улице. Было холодно, Лара засунула руки в карманы куртки и мерзла потихоньку, стекла очков после сарая запотели. Но Лара все равно их не сняла. Даже несмотря на ночь.

– А вдруг повесится все-таки? – спросил я.

– Не . Не повесится.

– Баран . Чего он мне позвонил, а? Мы не такие уж друзья с этим психом, ты не подумай.

– Я думаю, поэтому он и позвонил, – сказала Лара. – Ему просто некому было позвонить. У него был только твой номер. Вот и все. Так, скорее всего, и произошло.

Об этом я не думал. Зря я ему действительно свой номер дал.

– Звонил бы по телефону доверия, что я ему, нянька? Почему я должен за него отвечать, а?

– Это хорошо, когда есть за кого отвечать, – сказала Лара. – Я знаю.

– Я не хочу ни за кого отвечать. Мне и так хорошо.

– Тогда все просто.

– Как просто?

– Я тебе покажу. В наглядных примерах.

– Покажи.

– Покажу.

Лара взяла меня за руку.

И подвела меня к щели в стене. Сквозь нее был отлично виден Гобзиков на стуле.

– Ну? – спросил я. – И чего?

– Смотри.

Гобзиков стоял. Мы смотрели. Потом Гобзиков громко сказал:

– Я вешаюсь!

После чего почти сразу брякнул стул.

Я поглядел на Лару. Потом в щель. Гобзиков болтался на веревке, дрыгал руками, дрыгал ногами, пинал воздух, все как полагалось. Пены еще не было.

– Он повесился, – тихо сказал я.

– Ну да.

Бред. Какой-то бред . Сверхреальность .

Гобзиков повесился.

Лара смотрела спокойно, я ей поражался.

Я не выдержал, ворвался в сарай, стал шарить по верстаку. Ножа не было. Надо перерезать веревку. Гобзиков еще дергался, глаза красные сделались. Я снова выскочил на воздух.

– Это . Дай .

Лара протянула мне ножик. Я вернулся в сарай и срезал Гобзикова.

Он свалился на пол, стукнулся головой. Мне было противно. Не от Гобзикова противно, а вообще от всего, бывает такое собачье чувство. Крапива .

– Больно . – Гобзиков держался за горло. – Больно так .

Появилась Лара. Я тупо стоял над Гобзиковым. И совершенно не знал, что мне делать.

– Может, «Скорую» вызвать? – спросил я.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Выбор котенка и его появление в доме
Появление котенка практически всегда сопряжено с изменением ритма жизни всех обитателей квартиры. Ведь этот очаровательный пушистый комочек требует к себе немало внимания, и волей-неволей всем при ...

Содержание и уход
Главные требования, которым должен соответствовать дом, в котором живет кошка, – это удобство и безопасность, и владелец обязан это обеспечить, предприняв все возможные меры предосторожности. ...

История одомашнивания кошек
По данным палеонтологов, изучающих окаменелые останки животных, самые древние предки современных представителей семейства кошачьих населяли Землю несколько десятков миллионов лет назад. Именно в ...